Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17

- Мамочка, послушай стихотворение, которое я сочинил, - гласит интеллигентский

ребенок, 4 с половиною лет, и декламирует такие стихи:

Поздно вечером

В поле я остался,

Лошадки наши не будут созидать,

Куда ехать. Ну, что все-таки? Я Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 заеду, где одеяло

взять,

На прохладной траве

Будем мы лежать[139].

Это не проза и не стихи - это хаос. Попытайтесь прочесть их вслух, и вы увидите, что

ребенок как будто сходу оглох, сходу растерял чувство стиха Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, еще вчера поражавшее собственной остротой.

В особенности огорчали меня стихи восьмилеток - грамотных, благовоспитанных деток, которые для

сочинения стихов прилежно садятся с карандашом за бумагу и тем отрывают себя от

любых ритмических действий - от пляски Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 и махания руками.

Правда, у неких особо даровитых деток тяготение к музыке стиха, к его ритму

сохраняется и в этот период, о чем свидетельствует, к примеру, в собственной "Автобиографии"

Александр Твардовский: примерно на Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 восьмом году жизни он сочинил одно

стихотворение, в каком, по выражению поэта, не было "ни лада, ни ряда, - ничего от стиха".

"Но я, - гласит он, - ясно помню, что было страстное, горячее до сердцебиения Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 желание

всего этого - и лада, и ряда, и музыки, желание родить их на свет, и немедля, - чувство,

сопутствующее и доселе всякому плану"[140].

Конкретно в тот период, когда ребенок не имеет ни мельчайшей способности удовлетворить

своим творчеством Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 свое "горячее до сердцебиения желание лада и ряда", он в большинстве случаев

удовлетворяет его чужими стихами, при этом порою эти чужие стихи так активно

переживаются им, что он по духовной неопытности готов Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 считать их создателем себя.

- Бабушка, - гласит восьмилетняя Вера, - запиши в тетрадь стихи:

Безгласное море, лазуревое море!

- Но ведь это не твои стихи, это написал Жуковский.

- Да... Только это и мои тоже... Пускай это будут и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 его стихи, и мои совместно!

- Как ты выучила эти стихи?

- Говорю же я для тебя, что я их не учила; я сама их сочинила. Ведь это про Крым. Как ты

не Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 понимаешь?

Вот типическое отношение восьмилетнего создателя к творчеству его величавых

предшественников. Вточности такой же случай сказала мне Е.В.Гусева из Киева:

"В один прекрасный момент днем Светик пробудился с озабоченным видом Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 и востребовал, чтоб я поскорее

одела его.

- Я желаю написать стихи, только не детские, а для огромных...

Светик сел к столу, взял карандаш и бумагу и задумался. Позже гласит:

- Знаешь, мать, я напишу "Выхожу один Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 я на дорогу".

- Но ведь это не твои стихи, а Лермонтова.

- Так ведь Лермонтов погиб, мамочка, пусть это будут сейчас мои стихи".

Именовать этих деток плагиаторами может, естественно, только тот, кто Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 совсем не знает деток.

Вобщем, такие случаи сравнимо редки. В большинстве случаев рвение "к ладу и ряду"

выражается у восьмилетних ребят подражанием.

В той же автобиографии Твардовского приводятся такие стихи, сочиненные им в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 этом

возрасте:

Раз я позднею иногда

Шел от Вознова домой.

Трусоват я был незначительно,

И жутка была дорога:

На поляне меж ракит

Щупень старенькый был убит...[141]

Стихотворение написано под воздействием Пушкина: четыре строчки по "Вампиру" и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 две - по

"Шотландской песне" ("В чистом поле под ракитой богатырь лежит убитый") [142]. Если даже

таковой самобытный поэт, как Твардовский, начал в детстве с подражательных стихов, что все-таки

сказать о тех детях, стихотворство которых Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 есть явление временное, всецело обусловленное

определенным периодом их духовного роста? Все их "творчество" в этот период сводится почаще

всего к перепевам. На конкурс, устроенный Центральным домом художественного воспитания

малышей (в Москве), школьник Исидор Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 Амшей прислал, к примеру, такие стихи, внушенные "3-мя

пальмами" Лермонтова:

В песочных степях кара-кумской земли

Три гордых шофера машину вели.

В печати не раз отмечалась эта склонность школьников ориентироваться в собственном

стихотворстве на знакомые литературные Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 тексты. Преподаватель Пасхин приводит, к примеру, такие

стихи, взятые учениками у классиков:

Еще в полях белеет снег

И грач не прилетал.

...................

Весна! Как много в звуке этом...[143]

Детками воспроизводятся не только лишь чужие сюжеты Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, да и чужие ритмы. Так, Вера Н.,

начитавшись и наслушавшись Некрасова, начала писать свои стихи некрасовским щемящим

анапестом:

Не ходите гулять, мои дети,

Не губите сердце мое!

Будьте хорошими, милые дети,

Пожалейте сердце мое!

Перечитывая Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 такие стихи, я еще нежнее вздыхал о моих возлюбленных экикиках, которые рядом

с этими виршами казались мне еще звонче и ярче.

^ V. О СТИХОВОМ ВОСПИТАНИИ

Но позже я сообразил, что был не Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 прав, осуждая стихотворения старших деток. Вроде бы ни были

плохи эти мерклые строчки, оторванные от жеста и пения, они являют собой высшую стадию в

развитии малыша конкретно поэтому, что они оторваны от жеста и пения.

До Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 четырехлетнего возраста ребенок был и поэт, и певец, и плясун сразу, а сейчас

стихотворство в первый раз становится для него самостоятельной деятельностью, отделенной от

всякого другого искусства.

Кончился период слияния поэзии Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 с кликами и топотом ног, началась эра

дифференциации искусств, соответственная более высочайшей культуре.

До этой поры всякий стих, произносимый ребенком, был только одним из частей игры, а

сейчас он - самоценное целое. Как ему не спотыкаться Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 на первых порах!

Вобщем, он спотыкается далековато не всегда, так как перерождение ритма не еще есть

ликвидирование ритма.

Вчитайтесь, к примеру, в такие строчки четырехлетнего Адика Павлова:

Мы пойдем в лес,

Будем там Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 собирать чернику, пьянику и грибы.

Мы пойдем в сад,

Будем рвать там вишни и цветочки.

Мы пойдем на волю,

Будем гнать домой скотин.

Мы пойдем на речку,

Будем купаться и посиживать Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 на песке[144].

Эти стихи еще не оторвались от песни, но плясовых частей у их уже нет никаких. И

все же в их слышится ясный внутренний ритм: недаром они разбиты на

параллельные двустишия.

"Правильными" же ритмами детки Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 завладевают только на десятом году, а другие и позднее. Вот

какой сатирический (практически верный) ямб сложила в старину девятилетняя школьница о

собственном ненавистном учителе:

Посиживает истязающий,

Карандашом стучительный.

А другая сочинила такую элегию Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17:

Экзамен,

Как камень.

На сердечко свалился

И долго-предолго

На месте лежал.

И ожидает моя Нина, когда все пройдет,

Когда сдаст экзамен и камень спадет[145].

Это очень точный амфибрахий, выдержанный от первой строчки до последней Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17. Но, вообщем

говоря, организованная, полностью литературная форма возникает, как я увидел, только у деток

12-ти - 13-ти лет, и только тогда, но не ранее, можно с некой толикой вероятия

найти, у кого из их есть Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 поэтический дар.

Вот отрывок из поэмы одной - непременно, профессиональной двенадцатилетней писательницы,

воспевающей электрификацию деревни:

Повернула в хлеву выключатель,

Расплескался по стенкам свет,

Удивленно скотины мычали,

Покосись на лампочку ГЭТ.

Стихи подражательные Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, но, если б в школе, где обучалась девченка, нашелся преподаватель,

понимающий дело, поэтесса, может быть, с большей легкостью выбилась бы на

самостоятельный путь[146].

Естественно, никто не просит, чтоб преподаватели делали учеников стихотворцами, но они

должны Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 обучить их подлинному восприятию стиха, развить у их умение услаждаться чужими

стихами.

Все это очень тревожит меня, потому что я принадлежу к числу тех чудаков, которые обожают

поэзию больше, чем всякое другое искусство, и знают Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 на опыте несравнимые радости, которые

дает она тем, кто умеет услаждаться ею.

Я издавна уже с грустью смотрю, как другие преподаватели убивают в ребенке естественное чувство

стихотворного ритма, которое, как мы лицезрели, присуще ему Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 в ранешном детстве.

Многие даже не думают над тем, что если детки учатся пению, слушанию музыки,

ритмической гимнастике и проч., то тем паче нужно учить их восприятию стихов,

так как Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 детям, когда они станут постарше, предстоит принять большущее стиховое наследие

от Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Фета, Тютчева, Блока, Маяковского, Байрона, Гёте, Гюго.

Но что сделают с этим наследством наследники, если их заранее не обучат им

воспользоваться? Неуж Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17-то никому из их не суждена величайшая удовлетворенность: читать, к примеру,

"Медного наездника", восхищаясь каждым ритмическим ходом, каждой паузой, каждым

пиррихием? Неуж-то это счастье, настолько услаждавшее нас, будет уже для их Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 труднодоступно?

Вправе ли мы эгоистически воспользоваться этим счастьем одни, ни с кем не разделяя его? Не

должны ли мы передать его детям?

Но что изготовлено преподавателями нашими для стихового воспитания малышей?

Где бы я Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 ни очутился, я, ни минутки не медля, прямо с парохода либо с поезда бежал к

ребятне - в детский сад либо в детский дом и везде лицезрел столько истинной и ласковой заботы о

детях, что Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 забавно было глядеть.

Но в этой бочке сладчайшего меда всегда была ложка дегтя. Покуда малыши пели, танцевали,

игрались, работали, я смотрел на их с величавым наслаждением. Когда же они начинали читать

мне Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 стихи, которым их обучили в школах либо в детских домах, я часто ощущал себя

настоящим страдальцем. Вместе с произведениями Твардовского, Маршака, Михалкова -

штампованные фразы, сумбурная ритмика, грошовые рифмы. Я готов был рыдать от досады. Я

гласил Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, что, приучая ребят к таковой мертвечине, мы калечим их художественный вкус, искажаем

их литературное развитие, внушаем им неопрятное отношение к слову, что вся эта труха

затрудняет злосчастным ребятам доступ к подлинным произведениям Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 поэзии, - но многим

преподавателям моя писательская боль была чужда, потому что эти хорошие люди (такие полезные в

других отношениях) лишены были словесной культуры. У их не было никакого измеряла для

оценки произведений поэзии.

Это глухонемые Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 в опере. Они не могли бы отличить Баратынского от Надсона либо, скажем,

Плещеева. Для их звучали схожим звуком и ямбы Барбье, и анапесты Некрасова, и

стукотня халтуривших писак. Практически в каждом детском Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 доме, в каждой школе я лицезрел одаренных

ребят, из которых при других обстоятельствах могли бы выработаться хорошие писатели, но их

дарования глохли в тех антилитературных критериях, в каких они находились. "Исправления",

внесенные в их стихи преподавателями, практически Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 всегда усугубляли первоначальную версию.

До чего нечувствительны многие взрослые к ритмике детских речей, свидетельствует,

к примеру, такая запись в одной педагогической книге:

"Вове Г. (2 года и 4 месяца) сестра-воспитательница гласит, вводя его Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 в спальню:

- Тихонько, Вова, не шуми, так как Яша дремлет.

- Патянюсся Яся пит! Патянюсся Яся пит! Патянюсся Яся пит! - повторяет Вова шепотом и,

уже уложенный в кровать, шепчет это до того Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 времени, пока не засыпает. В этом случае новым для

него явилось слово "так как", которое ему и необходимо было заучить"[147].

Факт любознательный, но разъяснение факта неправильное. Ребенок совершенно не оттого повторял Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 эти

фразы, что ему хотелось зазубрить незнакомое слово. Он повторял их оттого, что в их был

ритм, его любимый ритм - хорей. И создатель был должен печатать их не прозой, а стихами:

Патянюсся Яся пит Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17!

Патянюсся Яся пит!

Патянюсся Яся пит!

Я привожу этот случай, чтоб показать, как не много внимания уделяли еще так не так давно даже

более квалифицированные из наших преподавателей стиховым излияниям малышей. Даже слыша

своими ушами Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, как ребенок услаждает себя напевным повторением стихотворной строчки, они не

замечали стихов, а усматривали здесь одну зубрежку.

К счастью, такое пренебрежение к стихам постепенно отодвигается в прошедшее. Усилиями

передовых преподавателей, их учеников и последователей стиховое воспитание Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 начинает заходить в

систему педагогики детского сада. Любовно и задумчиво составлена популярная книжка Академии

педагогических наук "Художественное слово дошкольнику" ("Пособие для воспитателей детских

садов", М. 1952).

Редактор книжки прекрасно гласит в вступлении и о Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 "музыкальном рисунке" стихов, и

о "звуковом рисунке" поэтических образов, и о методике развития "чувства ритма" - отлично, но

как-то неуверенно, вполголоса, ежеминутно подкрепляя свои мысли целым ворохом знатных, но

совсем лишних цитат из области физиологии и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 лингвистики, как будто приобщение малыша

к поэзии нуждается в таких бессчетных идеологических подпорках. Надеюсь, что в новеньком издании

книжки большая часть таких подпорок уже не пригодится.

В наиблежайшей связи с этим сборником находится вышедшая в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 Учпедгизе работа

Р.И.Жуковской "Чтение книжки в детском саду" (1955). Практически вся она посвящена восхвалению

педагогической ценности стихов для деток. Разумеется, создатель удостоверился на опыте, что более

питательная и здоровая духовная еда Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 дошкольников - это конкретно стихи, а не проза. Основная

мысль книжки определяется словами Белинского о воздействии стихов на малышей - словами, которые

создатель цитирует на одной из первых страничек: "Пусть ухо их (другими словами деток. - К.Ч Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17.) приучается к

гармонии российского слова, сердца преисполняются чувством роскошного; пусть и поэзия действует

на их, как и музыка - прямо через сердечко..."[148]

Я читал эту книгу и радовался. Издавна ли всякие дискуссии о стиховом воспитании

казались Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 большинству преподавателей вредной и глупой ложью и вот из их среды то и дело

выдвигаются люди, которые производят "вредную ложь" на практике.

Но удовлетворенность моя была неполна, так как на самом-то деле Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 стиховое воспитание

подменяется тут "воспитанием с помощью стихов", так что цитата из Белинского о "чувстве

роскошного", о "гармонии российского слова" оказывается сама по для себя, а вся книжка сама по для себя.

Стихи тут рассматриваются практически Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 только с узкоутилитарных позиций - как

служебный материал для дидактики. Все это - отрыжка недоброго прошедшего. Но потому что

материал практически всегда высочайшего литературного свойства, то дидактические задачки практически всегда

осуществляются тут в живом сочетании с Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 эстетикой.

Это тем паче ценно, что есть и по сие время методисты, которые, говоря о

художественном воспитании деток, совсем игнорируют поэзию. Такой, к примеру,

Н.И.Болдырев, создатель актуальнейшей книжки "Роль школы и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 семьи в воспитании деток". В этой

книжке скрупулезно учитывается воспитательное значение музыки, живописи, театра, кино, - но о

стихах ни полслова.

***

В заключение я желал бы сослаться на собственный свой педагогический опыт.

Воспитывая Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 собственных малышей, я пробовал привить им с самого ранешнего возраста серьезный и

здоровый эстетический вкус, чтобы раз навечно забронировать их от всякой литературной

пошлятины.

Надежным материалом для заслуги таковой воспитательной цели послужил мне,

естественно Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, фольклор - приемущественно геройский эпос. Я читал своим детям и их

бессчетным сверстникам былины, "Одиссею", "Калевалу" и удостоверился на опыте, как несуразны

и беспочвенны опаски взрослых, что малыши не усвоют этой поэзии.

Необходимо только исподволь приучить их Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 к непривычному для их складу речи, и они будут

готовы часами слушать эти превосходные поэмы, в каких настолько не мало прелестной детскости.

Самая лексика этих поэм, сначала типо чуждая детям, отпугивающая их Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 собственной архаичностью,

будет в конце концов воспринята ими как близкая, жива, понятная, и они не только лишь полюбят ее,

да и введут в собственный речевой обиход, что неизбежно должно воздействовать на их общее Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 языковое

развитие.

В особенности симпатичными для малышей оказались былины о Добрыне, Ваське Буслаеве,

Чуриле, Илье Муромце, Дюке, Алеше Поповиче. Сборники былин (Гильфердинга и Рыбникова)

сделались любимейшими детскими книжками. Самое звучание этих Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 поэм до того полюбилось

ребятам, что даже во время игр их речь стала сбиваться на былинный размер. В их лексиконе

появились такие слова, как "ярлычки скорописчаты", "калена стрела", "кинжалище булатное".

Дело дошло до того, что мой Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 небольшой отпрыск в один прекрасный момент именовал свою мама "матера вдова Амельфа

Тимофеевна".

Приобщая малышей к нашему национальному эпосу, я тем пробовал выполнить один из

патриотических заветов Белинского. "Очень полезно, и даже нужно, - писал Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 величавый

критик, - знакомить деток с русскими народными песнями, читать им, с немногими

пропусками, стихотворные сказки Кирши Данилова" [149]. (Так назывались в ту пору былины. -

К.Ч.)

Результаты такового ранешнего знакомства деток с богатырскими песнями не Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 замедлили

сказаться позже на моем молодым отпрыску Борисе, о котором я на данный момент гласил. К величавому

удивлению всех окружающих, он, чуть научившись писать, сочинил целый цикл былин тогда и

же своим неискусным Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, детским почерком записал их в тетрадку, лежащую у меня до сих

пор.

Привожу одну из их с буквальной точностью: тут выправлена только орфография, а в

тексте не изменено ни одного слова. Дата былины - 1919 год, когда кто Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17-то сдуру поведал при

ребенке ходившие по городку слухи, как будто на улицах действуют ночные разбойники, которые

прыгают выше домов с помощью особенных пружин, прикрепленных у их к сапогам. Одеты они

как будто Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 в саваны. Городская охрана (сокращенно "Горохр" - так называлась в ту пору полиция)

ведет с ними упрямую борьбу.

Об этих "пружинках" и повествует в былине ее восьмилетний создатель:

^ БОЙ ПРУЖИНОК С ВАСЬКОЙ САПОЖНИКОВЫМ

А не золото с Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 золотом соединяется,

А не серебро с серебром стекается,

А не две горы вместях да сокатаются,

А со всех боков пружинки собираются,

Собираются на кладбище Смоленское.

На Смоленское кладбище большущее.

А Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 и задумываются они думу величавую,

А величавую думу не малую,

Как побить охрану Петроградскую,

А и всю милицию горохрскую,

Чтоб больше их не преследовали,

Не преследовали их, не закапывали,

Не расстреливали их больше Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 пулями.

Крепкими пулями свинцовыми.

А выходит мертвец один в саване,

А и в белоснежном саване светящемся,

Гласит мертвец таковы слова:

"Ах вы гой еси, пружинки вы все свирепые,

Вы все свирепые Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 пружинки богатые,

Мы пойдемте-ка по улице похаживать,

А и будем мы охрану Петроградскую,

Петроградскую охрану поколачивать".

Не успел пружинка слово вымолвить,

Заорали все пружинки зычным голосом:

"Мы пойдем-ка по Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 улице похаживать,

А и будем мы охрану Петроградскую,

Петроградскую охрану поколачивать!"

Побежали все пружинки по городку,

По стольному по городку по Питеру,

А и стали охрану Петроградскую,

Петроградскую охрану поколачивать.

Вдруг навстречу им да трамвай Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 катит,

А трамвай катит да с вагонетками.

С вагонеток бежит хороший молодец,

А по имени Васька Сапожников.

Налетели на Ваську три мертвеца.

Он первого мертвеца взял порвал,

Второго мертвеца взял растерзал,

А Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 третьего мертвеца взял за ноги,

Стал по улице похаживать,

Стал пружинок пружинкой поколачивать.

А и лупил он пружинок ровно три года,

Ровно три года да три часа.

Три часа да три минуточки Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17.

Намахались его плечи могучие,

Разорвались его латы кольчужные,

А не может он побить покойников.

В конце концов желал Васька отъехати.

Из небес же здесь Ваське голос говорит:

"Ах ты гой Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 еси, Василий отпрыск Сапожников.

Отсель для тебя не уехати.

Ты сражался с пружинками ровно три года,

Ровно три года да три часа,

Три часа да три минуточки,

Посражайся еще восемь лет".

И послушался Василий Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, отпрыск Сапожников.

Стал биться опять с пружинками.

А и денек за денек как будто дождик дождит,

А неделя за неделей как река бежит,

А и год за годом как Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 травка вырастает,

А проходит ровно восемь лет,

А побил он всех покойников,

Всех покойников до одного.

А здесь мертвецам славу поют,

А и славу поют им век по веку.

Сколько я ни вчитываюсь Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 в эти стихи, я не вижу тут ни одного отличия от

канонического стиля былин. Ясно, что молодым поэтом полностью усвоены типичные формы этого

сложного жанра - и ритмика, и синтаксис, и лексический строй - и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 что он свободно

распоряжается ими. Когда он вырос, литература не стала его специальностью. Но привитая с

юношества любовь к бессмертной народной поэзии осталась в нем до конца его жизни и вооружила

его раз навечно верным Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 и серьезным вкусом, этой драгоценной - и таковой редчайшей - способностью

ориентироваться посреди хаоса литературных явлений, отличая подлинное искусство от всяческой

фальши.

Приведу стихотворение двенадцатилетнего поэта Капралова, насыщенное мальчишеской

неукротимой энергией:

ПАРОВОЗ

Паровоз, паровоз,

Силы в для тебя Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 сколько!

Ты везешь тысячи тонн,

Как не лопнешь только.

Ты идешь денек и ночь,

И идешь ты стремительно.

Нету друга у тебя

Лучше машиниста.

И в Москву ты прилетел,

Обливаясь паром,

С машинистом залихватским Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17,

С черным кочегаром...

и т.д.

"Паровоз" написан в сборнике "Стихи малышей", вышедшем под редакцией С.Я.Маршака в

1936 году.

Если желаете, чтоб на вас так и хлынуло жаркой волной издавна забытое Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 детское счастье,

прочтите стихотворение "Мимоза" двенадцатилетней школьницы Елены Гулыги. Тут очень

верно срисован этот южный, вешний цветок "желтоватые шарики", "легкие перышки", - но

подлинная лирическая тема стихотворения не мимоза, а нескончаемо счастливое детское

двенадцатилетнее сердечко, до краев переполненное радостью Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 жизни. Создатель щедро раздает эту

удовлетворенность всем и каждому, кто в зимнюю стужу, на улицах оледенелого городка посреди вывесок,

троллейбусов, автомобилей, витрин вдруг натыкается - как на неожиданное волшебство - на этот

поэтический предвестник весны Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17.

Хотя все стихотворение насыщено юмором, в его подтексте с самого начала чувствуется

пафос, много раскрывающийся в последних строчках. Вообщем конец "Мимозы" посильнее начала,

но все ее части так органически слиты, в ней такая цельность Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 и выдержанность, что охотно

прощаешь и сбивчивую дикцию второго стиха ("дел собственных, хлопот"), и чрезмерное скопление

глагольных созвучий, которое могло бы оказаться гибельным для большинства наших

"взрослых" стихов. Все искупает очаровательная свежесть конкретного детского чувства Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17.

МИМОЗА

На улицах столичных спешит люд,

Огромное количество у каждого дел собственных, хлопот,

По улице иду я - витрины в огнях,

Веточка мимозы у меня в руках.

"Мимоза! Мимоза! Мимоза в январе!

Видать Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, не побоялась мороза на дворе!"

Пищу я в троллейбусе,

Пищу я в метро...

Люди удивляются,

Люди расступаются,

Люди улыбаются отрадно, тепло:

"Мимоза! Мимоза! Мимоза в январе?!"

"Повыше подымите - не смяли б у дверей Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17!"

"Да где ж это мимозу брали вы?"

Мартовская веточка на улицах Москвы...

Легкие перышки колышет ветерок,

Желтоватые шарики - лохматый огонек...

Люди удивляются,

Люди расступаются,

Люди не толкаются,

Люди улыбаются отрадно Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, тепло.

Где ветка возникает, становится тепло!

"Мимоза! Мимоза! Мимоза в январе!"

Веточка кивает бегущей ребятне...

"Погляди-ка, мать!

Человек с цветами!"

Человек с цветами...

Я человек с цветами!

Какое это звание - человек Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 с цветами!

Перышки зеленоватые колышет ветерок,

Шарики-фонарики, ломкий стебелек...

"Да откуда ж вы взяли?"

"А понюхать нельзя ли?"

"Если вы утомились,

Мы бы подержали!"

Светлее, чем витрины, рекламы, фонари,

Лохматый огонек мой Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17,

Пылай, пылай, пылай!

Я знаю прежние произведения Елены Гулыги - она придумывает стихи чуть ли не с шестилетнего

возраста, - и меня веселит, что ее дарование с каждым годом становится прочнее и крепче.

Надеюсь, моя Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 похвала не вскружит ее юный головы, потому что она не должна забывать, что

детская талантливость (в живописи, в поэзии, в музыке) очень нередко иссякает с возрастом, и я знаю

много двенадцатилетних поэтов Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, которые через семь-восемь лет, утратив поэтический дар,

становились хорошими конструкторами, мореплавателями, геологами. Вроде бы то ни было, ее "Мимоза"

- большая фортуна. Недаром Елена уже пару лет занимается в литературном кружке

Столичной детской библиотеки им. Ломоносова Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 под управлением педагога-энтузиаста

Владимира Глоцера.

Вот стихи моей покойной дочери Муры Чуковской, написанные в крымской санатории (в

Алупке), чуть ей исполнилось 10 лет. В этих стихах она обрисовывает собственный санаторий и

вспоминает Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 тот дом в Ленинграде, где она родилась. Любовь к поэзии была привита ей с

юношества: лет с 7 она страстно обожала читать и перечитывать "Кубок" и "Роланд-оруженосец"

Жуковского, "Гайавату", былины, "Мороз Красноватый нос". В поэзии Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 она черпала духовные силы

во время собственной тяжеленной заболевания.

ВОСПОМИНАНИЕ

Я лежу на данный момент в палате

Рядом с тумбой на кровати.

Окна белоснежные поблескивают,

Кипарисы шелестят.

Ряд кроватей длиннющий, длиннющий...

Везде пахнет Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 медициной.

Сестры в беленьких платках,

Доктор седенький в очках.

А за сотки верст отсюда

Гул трамваев, клики люда,

Дом высоконький стоит,

Прямо в сад окном глядит.

В этом доме я родилась,

В нем игралась и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 обучалась.

10 лет там прожила

И счастливая была.

МЫ ЛЕЖИМ

Мы лежим, мы лежим на желтоватой площадке,

Воробьи - чик-чирик! - скачут под кровати.

Много, много, хлеб клюют, пыжатся, дерутся,

И из бочки воду пьют, пока Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 не напьются.

Кошка сероватая идет, подползает близка,

Но проворные они, не изловит киска.

ФЛАГ

Гляжу я на флаг, прикрепленный на крыше,

Он рвется, он вьется, он с ветром играет.

Но чуток только ветер подует Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 потише,

Мертвенной тряпкой он с палки свисает.

^ VI. ЭКИКИКИ И НЕ-ЭКИКИКИ

Но вернемся к нашим экикикам. На прошлых страничках мы видали:

1. Что это экспромты, порожденные радостью.

2. Что это не столько Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 песни, сколько гулкие выкрики либо, как я их называю, "кричалки".

3. Что они не сочиняются, а, так сказать, вытанцовываются.

4. Что их ритм - хорей.

5. Что они коротки: не длиннее двустишия.

6. Что они выкрикиваются Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 по нескольку раз.

7. Что они заразны для других детей.

Но не надо мыслить, как будто стихи двухгодовых - четырехлетних ребят всегда и обязательно

киники. Детям доступны и другие стихотворные формы. Какие - об этом еще рано судить,

потому Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 что детских стихов у нас собрано очень малость. Время обобщений и выводов еще не

пришло, сначала нужно собрать материал. В качестве такового материала я могу напечатать

только 10 пятнадцать стишков. Верная их оценка будет вероятна Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 только после того, как

мы соберем их тыщ 5 либо 6 да разобьем их на группы соответственно той обстановке, в

которой они создавались.

Вот баллада четырехлетнего Никиты Толстого:

На крыше ворон: кар, кар Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, кар!

Увидел в небе желтоватый шар

С очами, носом и со ртом

И с очень круглым животиком.

Как и подобает всякой классической балладе, тут есть и ворон, и ночь, и луна. Стих

очень крепкий, то, что Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 именуется, кованый, ритм точный, рифмы четкие.

Другая баллада такого же поэта посвящена мореплаванию:

Прекрасная лодка

По морю плывет,

По морю плывет.

За лодкой селедка

По морю плывет,

По морю плывет.

Достигнув пятилетнего возраста, Никита сделал Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 нечто вроде триолета:

Бабушка дремлет,

Она храпит.

Из-под подушки вылезает кит

И гласит:

"Бабушка храпит,

Она дремлет".

Много у него также типичных зарисовок с натуры - тех мгновенных стихотворных

эскизов, которые некогда так удавались величавому Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 создателю "Листьев травки":

Катенька посиживает на барабанчике,

Сосет пальчики.

Либо:

Взял Дмитрий Иваныч

Канделябр и свечку

И глядит пристально на печку.

Ритм уитменский, свободный, полностью соответственный сюжету и стилю стихов. А младший

брат Никиты Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17, Митя Толстой, в три с половиною года сочинил такую песню о городке:

Товарищи, что за вопль?

На нас едет грузовик.

Товарищи, что за вой?

На нас едет ломовой.

Товарищи, что за пыль Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17?

На нас едет автомобиль.

Уже по этим немногим стишкам можно созидать, какое обилие форм доступно

малолетним поэтам. Естественно, Никита и Митя Толстые не могут служить нормативными

эталонами малышей, потому что они выросли Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 в литературной среде: и отец и мама у их писатели

(Л.Н.Толстой и Наталья Крандиевская). Но вот стихи Иры Ивановой, 3-х с половиною лет,

дочери промышленного доктора:

1

^ Глуповатый КОТ

Лицезреет кот: лежит коробка Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17,

Он ее и проглотил.

И за это в поликлинику покатил.

2

ВОЛК И КУРИЦА

Идет волк по улице,

Лицезреет три курицы.

Возжелал он их съесть,

Нужно через забор перелезть.

Разбежался волк: раз, два, три Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17!

Ну, курица! Смотри!

3

ОБЛАЧКО

- Здравствуй, дружище!

- Здравствуй, комарище!

- Где ты был?

- В лавочку прогуливался.

- Что купил?

- Облачко купил.

- Где оно?

- Съел издавна.

В большинстве всех этих детских стихов рифмованные строчки стоят рядом. Другого

чередования рифм дети-поэты Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 не обожают. Им доступны приемущественно смежные рифмы.

Детское ухо не способно так длительно задерживать в памяти окончание предшествующей строчки, как его

держит ухо взрослых. Стихи Иры Ивановой тут очень типичны Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17:

Лиса дремала

И скучала.

Увидала воробья:

Цап-царап! - и съела,

Вот для тебя и дело!

Тут указание для детских писателей, которые порою в собственных стихах доходят до такового

невнимания к детям, что щеголяют рифмами, отстоящими Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 17 одна от другой на три либо четыре



uchebno-metodicheskij-kompleks-avtor-garifullina-s-v-zaveduyushaya-kafedroj-grazhdansko-pravovih-disciplin-izhevskogo-yuridicheskogo-instituta-filiala-rpa-minyusta-rossii.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-chelyabinsk-2006-soderzhanie-trebovanie-k-obyazatelnomu-minimumu-soderzhaniya-disciplini-sociologiya-goroda-po-specialnosti-040201-sociologiya-rabochij-uchebnij-plan-disciplini-sociologiya-goroda.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplina-finno-ugorskij-mir-i-internet-blok-disciplini-dv4-stranica-2.html